ВВЕРХ!

Лифт наверх, до последнего астероида

Маркетологи пытались ввести термин “ожерелье”, но он не прижился, комплекс все равно называли “шашлык”. Восемнадцать астероидов с железными рудниками, нанизанные на магистраль лифтовых шахт с причальными фермами, перерабатывающими заводами, складами и жилыми корпусами.

Относительно плоскости эклиптики “шампур” магистрали стоял вертикально. От вибраций, вызванных работой буров, и в результате сбросов породы, комплекс постоянно окружало облако пыли, мелких камней. Навигация была затруднена и грузовые корабли оставались на рейде, пока – как правило раз в неделю – очистные буксиры не расправлялись с мусором, позволяя причалить, загрузиться, и уйти в рейс.

Все прекрасно понимали, что рано или поздно содержимое астероидов выскребут до тонкой корочки и содержание комплекса станет не рентабельным. Тем не менее, простые работяги продолжали здесь жить и работать. Куда им деваться? Надеялись на появляющиеся время от времени проекты по транспортировке новых астероидов, перестройке комплекса в перевалочный пункт, или даже в развлекательный центр – с казино и прочими атрибутами.

Но шли месяцы, годы, проекты не претворялись в жизнь, и в один прекрасный день компания-владелец объявила о закрытии несостоявшейся туристической жемчужины. Первыми покинули “шашлык” представители топ-менеджмента, потом стали вывозить и остальной персонал. Выключались стробоскопы на бакенах, демонтировалось дорогостоящее оборудование… Еще неделю назад все готовились к встрече Нового года, а сейчас в коридорах и переходах космического странника царило запустение.

Последние два года Таня прожила на перешейке между второй и третьей глыбой, как их называли обитатели комплекса. Это был один из самых нижних уровней магистрали. Сейчас девушке предстояло подняться наверх, на макушку промышленной конструкции – только оттуда продолжали еще уходить корабли, отправляющиеся на далекую Землю.

Кабина лифта со скрипом остановилась, двери несколько секунд оставались недвижимы, потом нехотя разошлись. Таня вошла внутрь. Старый, обшарпанный интерьер: несколько диванов из кожзама, четыре люминесцентных лампы, одна из которых подмигивала. Новогодняя мишура шевелилась на потолке от вентиляции. По своей форме кабина напоминала огромную таблетку – единственный вариант для круглой в сечении лифтовой шахты.

Таня набрала номер последнего уровня, подтвердила команду. Закрылись двери, начался подъем. В былые времена он мог бы занять пару часов, со всеми возможными остановками для посадки и высадки пассажиров. Но сейчас… Никто не мог поручиться, что она доберется и за сутки. Отдельные сектора комплекса были уже обесточены, для прохода через них требовалась переброска энергии с других участков, а автоматика с этим не спешила – человек подождет, есть более важные дела.

“Да и какой я человек? Обычная уборщица, которая до последнего поддерживала порядок в кабинете главы нижнего уровня, и которой заплатили за последний рабочий день в два раза больше, чтобы тихо сидела на месте и не мешала кому-то поважнее гонять лифт туда-сюда”.

Кабина вдруг вздрогнула, замедлилась, и… остановилась. Двери по традиции задумались, прежде чем разойтись. Вошел мужчина в сером, дорогом костюме, с металлическим кейсом в руке. Он с удивлением взглянул на девушку.

– Я думал, что все уже наверху.

– Хм… Да и я так думала, – она нахмурилась, ей было бы гораздо комфортнее подниматься в одиночестве, – Наверху едва ли осталось человек сто, остальные давно в полете.

Он кивнул, сел на диван.

– Как вас зовут?

Она тяжело вздохнула. “Ну вот, начинается… Как зовут, чем занимаетесь, не хотите ли поболтать, у меня есть выпить… Знаем мы вашего брата, повидали!”.

– Таня меня зовут.

– Танечка, не хотите выпить?

Она закатила глаза, показала рукой “нет, не хочу”. Мужчина пожал плечами, поставил кейс на пол.

– А я Виктор.

Он еще несколько минут ждал – не захочет ли девушка поддержать разговор, но она сидела, уткнувшись носом в смартфон, и Виктор достал бумажную книгу, пролистал до закладки, отрешился от реальности.

Лифт не спеша полз все выше и выше, иногда замедлялся – чувствовалось, как он проходит стыки между разными секциями магистрали. Пару раз кабина останавливалась, сначала на пять минут, а потом и на все тридцать. Мужчина поглядел на часы, покачал головой.

– Да-а, эдак мы и новый год здесь встретим…

Таня отвлеклась от гаджета.

– А что у вас выпить?

Мужчина снова открыл кейс, достал пузатую зеленую бутылку.

– Шампанское, марсианский брют!

– Вообще-то я бы лучше съела что-нибудь.

Он пожал плечами.

– У меня есть только мандарины. Хотите?

Она махнула рукой.

– Ладно, давайте, – усмехнулась, – Вы будто Дед Мороз, не успевший на чей-то корпоратив. Шампанское, мандарины…

– Я лишь сотрудник безопасности, задержавшийся с проверкой своего уровня. А вы?

– Я?

– Чем занимались? Если не секрет, конечно.

– Полы мыла, пыль убирала.

Она внимательно смотрела за его реакцией.

– Что, не впечатляет?

Виктор сделал вид, что удивлен и даже раздосадован ее вопросом.

– Ну почему же сразу “не впечатляет”?! Любая работа достойна уважения.

Они съели с десяток оранжевых, пахучих мандаринок, выпили половину бутылки. Таня чувствовала, что голова слегка закружилась, но ее попутчик, похоже, был к алкоголю еще менее устойчив. Он то и дело упирался рукой в обивку дивана, чтобы не завалиться на бок, во взгляде его чувствовались туман и блаженная слабость.

Таня подсела к нему на диван.

– Ну давай, рассказывай, раз пошла такая пьянка – в чем тайна простого секьюрити? я же вижу по прикиду, что дядька ты не простой.

– Точно. Не простой, – он самодовольно улыбался, – Эти, наверху, которые первыми смотались, получили таки-и-ие золотые парашютики, мама не горюй! А я чем хуже? Пять лет горбатился на компанию, из серверных не вылезал, спал с проводами в обнимку. Должен же я получить компенсацию за потерю работы?!

Она внимательно слушала, поглядывая на металлический кейс.

– Короче… Комплекс будут выводить из пояса астероидов, чтобы он повисел в безопасном месте, пока не придумают, как его использовать. Но я полагаю, что пока они думают, тут все развалится к едрене фене, – многозначительно поднял палец, – Поэтому я залез в некоторые файлы и списал некоторые коды.

Она прищурилась, подтолкнула бутылку, помогая Виктору сделать еще один глоток шампанского, придвинулась к нему ближе.

– Что за коды?

– М-м-м, дорогая! Этого я никому… Никому не скажу.

Посмотрел Тане в глаза, потом на ее губы.

– Если я Дед Мороз, то ты Снегурочка… – приобнял ее за талию, прижимая к себе.

– Она разве не родственница ему?

– Пофиг…

Попытался ее поцеловать. Девушка не стала противиться.

Кабина лифта вдруг снова остановилась. Пассажиры внезапно ощутили легкость, диван под ними будто провалился куда-то вниз.

– Что за… – Виктор нелепо замахал руками, стараясь найти точку опоры.

– Отключилась искусственная гравитация. Интересно, надолго ли?

Через пару минут они адаптировались к невесомости, дотянулись друг до друга и по кабине одна за другой пустились в путешествие предметы одежды.

– Так какие коды? – снова прошептала она, оторвавшись на мгновение от губ мужчины, пропитанных сладковатым вкусом шампанского.

– Коды, коды… Ты такая красивая!

На Тане почти не осталось одежды. Он прижал девушку к стене, целовал, стараясь справиться с тем немногим, что еще было на ней надето. Она сжала его руку, не давая продолжить.

– Ну скажи… Ну пожа-а-алуйста…

– Коды от управления всем комплексом, конечно. Чтобы можно было… Ох, какая же ты… Чтобы можно было угнать весь “шашлык”.

Она позволила ему поцеловать себя еще раз, всучила в руки бутылку, заставляя допить ее содержимое.

– И как их использовать, милый?

Прижался к ее уху губами, зашептал.

– Солнышко… Ну давай… Что ж ты… Ох...

Глаза Виктора закрылись, он безвольно повис в воздухе, в метре над диваном из старого кожзама. “Вырубился, наконец-то”.

Когда он очнулся, вокруг разливался равномерный гул двигателей. Сел. Маленькая каюта пассажирского корабля. Встал, открыл кран с водой, умылся, глядя на себя в зеркало. Потом вдруг спохватился, стал обыскивать каюту, выскочил в коридор… Остановился, нащупал что-то в кармане брюк. Достал. Бумажка, сложенная вчетверо. Развернул, прочитал: “Пожалуйста, не докладывай куда следует. А то я расскажу там, где следует, кто стырил у них коды управления. Все, мне пора, я поехала кататься! Целую, Снегурочка”.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить