ВВЕРХ!

Механизм

Смазка паршивая… Суставы скрипят, точно тормозные колодки старого паровоза. А впереди еще сотни метров по лестницам, лифтовым шахтам, спецовкам и заброшенным жилым модулям.

Стрела – наша последняя надежда. Огромная конструкция, возвышающаяся над пустыней. Ее построили люди, и в их время она называлась “нефтяная платформа”. Со временем над широким основанием платформы один за другим выросли уровни их поселения. Они окружали гигантский бур, который приходилось делать все длиннее и длиннее, а чтобы он поднимался – все выше и выше надстраивать Стрелу. Она превратилась в вертикальный город: чадящий, зловонный, пропитанный потом, болезнями, и страхом за завтрашний день.

– Мы уже высоко поднялись! – Инфан, перебирая по моему корпусу своими металлическими ножками, похожими на паучьи, перебрался с левого плеча на правое. Здесь ему было не так удобно – изогнутая пластина почти не помята, дополнительных заклепок на ней нет, поэтому и цепляться особо не за что, но так я его лучше слышал, правое ухо еще работало.

Вообще-то, когда я его собрал – маленькую, смешную игрушку с древним аналитическим блоком, неплохо заменяющим ему мозги – я назвал его Инфантем, что означает на мертвом латинском языке “малыш”. Хм… А какой язык сейчас не мертвый? Двоичный код? Ладно, неважно. Но Инфантем длинновато, поэтому я зову его просто Инфан.

– Танди, ты правда не будешь спускаться?

Танди – это мое имя.

– Правда.

– А я?

– А ты спустишься. Сделаешь, что скажу, и спустишься. Наверху тебе незачем оставаться.

Он уже в десятый раз переспрашивал, но то ли не мог понять, то ли не хотел верить, что отныне ему придется существовать без меня.

Нога сорвалась с проржавевшей ступени. Я едва успел ухватиться за поручень, от напряжения завыли сервоприводы, помогая пальцам намертво вцепиться в скобу. Чувствую, этот временный водородный движок, который вдыхал жизнь в мое металлическое тело, долго не протянет. Но основной энергоблок я не должен использовать, он понадобится там, наверху.

– Ой, ой! Аккуратнее, Танди. Я чуть не свалился.

– Стараюсь.

Преодолели почти половину пути. Я глянул вниз – так высоко мне никогда не приходилось забираться. В стороне, ближе к северу, виднелась наша деревня. На самом деле это завод, где еще можно плавить металл, собирать и чинить электронные блоки управления, силовые установки, а главное – перерабатывать углеводороды. Нас не так много, не больше тысячи железяк, хотя время от времени мы собираем новых. И той нефти, что еще остается под Стрелой, нам хватило бы на сотни лет. Вот только… Управление буром, насосами – все это там, наверху. И оно не будет работать без энергии. Такой энергии, как у меня внутри, последнего представителя плазмоботов.

Они уговаривали меня всей деревней, уже не один год. Мол, зачем тебе цепляться за свое жалкое существование? Слишком умный, слишком неисправный, слишком старый. Лучше помоги остальным…

Ну и ржа с вами! Один только Инфан не хотел, чтобы я полез наверх.

– Танди, а ты правда…

– Хватит, ты уже спрашивал. Поговори о чем-нибудь другом.

– О чем?

– Не знаю. Об искусстве.

– Что это?

Я продолжал упорно ползти вверх. Оставалось не так много, если подумать, каких-нибудь полчаса. Если не обломится очередная ступенька, конечно, и если выдержит водородный движок, и если я правильно смогу все подключить, и если бур до сих пор работает, и если… Как же много этих если.

– Вот если ты возьмешь отвертку, нацарапаешь на своем панцире узор, это будет искусство. Ну, более-менее…

Какое-то время он молчал, потом выдал:

– Без тебя никто уже не будет знать, что такое искусство.

– Да, печально. Но ничего не поделаешь.

Мы больше не разговаривали, до самого пульта управления, до которого все-таки дошли, добрались, доползли. Я сел на пол, позволил себе отдохнуть, чувствуя по всему телу усталость металла. Мне бы все равно не спуститься. Развалюсь.

– Теперь смотри внимательно, Инфан!

Я стал показывать ему – на какие кнопки надо будет нажать, какие рычаги передвинуть. Потом скинул вниз моток толстого, покрытого резиновой изоляцией кабеля. Теперь они там, внизу, смогут сами управлять стрелой. Если я ее сейчас запущу.

– Осторожнее, когда вниз будешь спускаться. Маловат, ты, братец, для такого. Но ничего, справишься.

Оторвал панель с пульта, выдернул оттуда моток проводов. Сел рядом и аккуратно, один за одним, подсоединил их к плазменному энергоблоку.

– Ну, давай прощаться, что ли?

Игрушечный робот непонимающе смотрел на меня единственным фотоэлементом.

– Глуп ты, родной, все-таки. Да оно и к лучшему. Не станешь лишнего думать, когда на кнопки нажимать придется. Включай!

В голове у меня словно взорвалась бомба! В первую же секунду Стрела высосала из моего водородного движка остатки энергии, выжав его, как лимон, потом взялась за основной энергоблок… Чувствуя, как перегорают реле и микросхемы, я еще успел увидеть, как Инфан нажимает одну кнопку за другой, именно в той последовательности, как я ему объяснял. “Способный дурачок…”. А потом наступила тьма.

Паучок слез с пульта, чувствуя ножками вибрацию огромных машин. Заработала! Качает… “Не зря я подговаривал остальных, чтобы они отправили тебя наверх, Танди. Ты нам не нужен, такой сильный и авторитетный. Теперь они будут слушать меня! Маленький, глупый механизм, да? Таким ты меня считал? А блок памяти я из твоей башки демонтирую. Авось, получится достать из него что-то полезное. Как панцирь разрисовать, например”.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить