ВВЕРХ!

Питомцы

– Полезай так, без переноски. Ну? Ты у нас хороший мальчик, я знаю. Не нахулиганишь. Давай же, время не ждет.

Хлопнула дверца электромобиля. Тихо заурчали все четыре двигателя, машина вырулила от гаража на дорогу.

– И как тебя угораздило? Говорил же Еве – закрывай окно, продует парня! Ну вот, теперь кашель. Ладно, врач посмотрит, выпишет таблетки… Поставим на ноги!

Трафик на шоссе был небольшой, они мчались почти не задерживаясь. Хозяин продолжал разговаривать с ним, но питомец угрюмо молчал, развалившись на заднем сиденье. Иногда он поглядывал в окно, однако живописный загородный пейзаж его мало интересовал. Все было предсказуемо, заранее предрешено: дорога, клиника, осмотр, дорога, и снова дом, прозрачный вольер. Сытная, но беспросветная и однообразная жизнь.

Поворот, еще один. Машина вкатилась во двор симпатичного офисного здания, стилизованного под сказочный домик с черепичной крышей.

– Выходи! Поводок одевать будем? Я тоже думаю, что не надо. Куда, куда? Вход здесь! Забыл, что ли? Месяц назад приезжали, – оглянулся на электромобиль, но возвращаться за поводком не стал.

В коридоре уже сидели другие посетители со своими питомцами. Впрочем, очередь была небольшой, всего три посетителя. Пришлось ждать не больше получаса. Они вошли в кабинет, поздоровались с врачом. Тот пригласил питомца сесть в кресло.

– Ну, на что жалуемся?

Хозяин виновато развел руками.

– Опять простуда. Не понимая, как он успевает. Вроде и холодной водой не моем, и от сквозняка стараемся беречь, открываем окна на несколько минут всего.

– Как проявляется? Простуда?

– Вы знаете, вчера начал подкашливать – все сильнее, и сильнее. А утром как-будто температура поднялась. Впрочем, я не уверен, мы не меряли.

– Может, он сам нам расскажет? А, рыжик? Давай, говори! Что у тебя случилось?

Хозяин подошел к врачу поближе.

– Честно говоря, он и общается в последнее время мало. Стал каким-то замкнутым, молчаливым. Может, просто время пришло? Пора…

– Да что вы такое говорите! Ему же всего… Сколько ему? Тридцать?

– Тридцать пять.

– Ну все равно. В самом расцвете сил!

Доктор внимательно осмотрел больного, попросил вывести его в коридор, запереть в один из временных вольеров, чтобы пообщаться с хозяином наедине.

Рыжий был невысоким, всего метр шестьдесят, но в комнатке с белыми полом, потолком, прозрачными пластиковыми стенами легко поместился бы и двухметровый. В соседнем вольере сидела самочка.

– Привет.

Она повернула голову, кивнула. Рука ее была перевязана эластичной лентой.

– Поранилась?

Пожала плечами.

– Просто порез. А ты из-за чего здесь?

– Симулирую. Дома скучно, вот и притворился простывшим.

Она улыбнулась.

– Надо же, скучно ему… Что, игрушек не дают? На спаривание никого не приводят?

– Дают, приводят. Я, правда, не очень это дело люблю. Ты извини, я против вас, дамочек, ничего не имею. Просто это как-то… Ну, не знаю. Неправильно, что ли.

– А что правильно?

Рыжий смотрел на нее с минуту. Не первая она, с кем он встречался в своей жизни, но почему-то другим не хотел ничего объяснять. А в ее глазах мелькнула на мгновение именно та искорка вселенской грусти, которую, как ему казалось, испытывал и он сам. Подошел поближе, к самым отверстиям в прозрачной стене, позволяющим свободно циркулировать воздуху.

– Давай сбежим?

Она широко распахнула свои удивительные глаза.

– Сбежим?

– Да! Есть ведь дикие люди, живущие сами по себе. Я знаю! На воле можно найти все, что нужно для жизни. Только уйти подальше от городов.

– Но… У нас же и так все есть. Роботы заботятся о людях, любят, кормят. Даже разговаривают иногда.

– Неужели тебе никогда не хотелось попробовать жить самостоятельно?

Она опустила голову, задумалась.

– Если я сбегу, как мы найдем друг друга, где встретимся?

– Знаешь парк на берегу большого озера?

– Да.

– Иду туда, я найду тебя. Сразу за парком начинается лес, а там можно идти куда…

Из кабинета вышел хозяин, открыл дверцу вольера, ласково потрепал рыжего металлической рукой. Тот успел обернуться, прошептать “завтра вечером”.

Но дома, после ужина, он вдруг понял, что не покинет привычную комнатку, в которой жил уже несколько лет, и заходя в которую хозяева могли любоваться своим забавным питомцем. Чего уж там, они и правда заботливые, никогда не обижают, не обделяют вниманием, дают вкусную еду. Скучно, да, но, в крайнем случае, можно через месяц-другой устроить еще одну “болезнь”. И он остался.

Она ждала его в парке всю ночь, днем ушла в лес, чтобы не попадаться никому на глаза, но следующей же ночью вернулась и снова ждала, ждала… Через неделю поняла – не придет.

Был выбор: обратно, к хозяевам, или туда – вглубь леса, навстречу неизвестности. Она рискнула. Добралась до диких, которые оказались совсем не страшные, нашла среди них мужчину, который был достоин ее смелости. Родила ему двух детей. И только иногда, взобравшись на высокий холм, смотрела на огни далекого города. Но в ее глазах уже не было грусти.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить