ВВЕРХ!

Разрушение

Фото с сайта pixabay.com

Афоня бежал по тротуару, забитому пешеходами, старался быть аккуратным, чтобы никого не задеть локтем, не наступить ненароком на ногу. Сверху его пластиковое тело было прикрыто прозрачным дождевиком: не столько для него самого – андроиду сырость не могла навредить – сколько для сохранности тканевого рюкзака с продуктами.

Из-за отвратительной погоды люди прятались под гравитационными навесами пешеходных зон, многие садились в такси, ехали в своих электромобилях. На дорогах, сверкая бело-голубыми огоньками фар и красными росчерками задних фонарей растягивались змеи многокилометровых пробок. Именно поэтому хозяйка, госпожа Катарина, отправила его в магазин пешком.

Но Афоня опаздывал. Поминутно сверяясь со своим внутренним хронометром он с ужасом понимал, что гости придут через пятнадцать минут. Если, конечно, не явятся позже назначенного часа, ведь они-то могут себе это позволить. Он не мог.

Остановился у перехода, посмотрел на светофор. Красный! Секунды сменяли одна другую мучительно медленно, но и в тот момент, когда вспыхнул зеленый, Афоня не смог сдвинуться с места. Бурный поток человеческих тел хлынул через дорогу, не позволяя ему сделать ни шагу – андроид не имеет права мешать людям. Он с тоской наблюдал, как мимо проходят уткнувшиеся в коммуникаторы, разговаривающие по имплантированным гарнитурам, поглощенные дополненной реальностью на стеклах своих очков… Рванул через дорогу, когда зеленый уже мигал. Возможно, его номер заметит камера и тогда хозяйке придет предупреждение, а то и штраф. Лучше об этом не думать!

Удалось сократить путь, проскочив через городской парк. Появился даже запас по времени, пусть небольшой, всего пара минут, но он есть! У больших металлических ворот, которые перекрывают на ночь вход в парк, Афоня притормозил. Оглянулся. Люди здесь появлялись все реже и реже. Зачем? Есть виртуальные симуляции, можно увидеть любую диковинку, не выходя из дома: грохот водопада Виктория, пески Сахары, сибирский полюс холода – все, что захочешь! Можно даже погулять по вершине Олимпа, горы на Марсе. Поэтому в парке никто не помешал ему разогнаться до максимальной скорости.

Он стоял у ворот, анализировал состав воздуха. Знал, что талантливый человек мог бы найти удивительные слова для описания этого запаха – деревьев после дождя.

Осталась минута форы.

Нет уверенности, что аромат именно такой, но спросить у людей андроид AFN2119 боялся. Не входит в его обязанности. Просто сохранил ассоциацию молекулярного набора атмосферы с собственным описанием. Теперь этот набор будет для него влажным летним лесом.

Полминуты.

Рванул на юг, вдоль бульвара. Среди раскидистых тополей показалась красная, черепичная крыша их дома. Взбежал по лестнице, распахнул дверь, разблокировав ее датчиком в пластиковой ладони. Сверился с хронометром: еще двадцать три секунды. Успел!

– Ну наконец-то! – Катарина нетерпеливо протянула руки, ожидая, когда он снимет и отдаст ей рюкзак, – Хотела уж смотреть поиск гаджетов – где ты там заблудился.

– Я очень старался быстрее, – тихо заметил он и отошел в сторону.

– Афоня! Афоня вернулся! – из комнаты выскочила девчушка лет шести, пробежала мимо андроида, торопясь помочь матери разобрать рюкзак, – Что принес?

– То, что я заказывала. Для тебя здесь нет ничего интересного.

– А мороженое?

– Мороженое мы купили еще вчера. Оно будет вечером, после ужина. И вообще – не мешайся под ногами, Алиса. Займись чем-нибудь.

– Я занимаюсь!

– Чем? – без особого интереса спросила мать, раскладывая продукты по полкам холодильника.

Девочка убежала в комнату, вернулась.

– Вот! Я рисую! – протянула Катарине бумажный лист, на котором капиллярной ручкой был неумело нарисован кот, – Это Барсик!

Мать взяла листок, нахмурилась.

– Алиса, сколько раз я тебе говорила – не используй бумагу и ручку! Где ты вообще берешь эту гадость? Ручку я имею в виду.

– У бабушки в комнате. У нее много таких, – девочка недовольно насупилась.

– Бабушка хранит их как память о… Ну, о чем-то своем. А ты должна пользоваться планшетом или интерактивной доской. Бумажные рисунки не помогают тебе развиваться, они только разрушают сознание, не дают возможность исправлять ошибки. А ты должна это уметь! Поняла?

– Поняла, – буркнула Алиса себе под нос.

Катарина выглянула в окно: не идут ли гости? Но приглашенные на праздник задерживались.

– Афоня, ты мне пока не нужен. Иди к себе, встань на зарядку. Возможно, поздно вечером ты понадобишься нам в качестве водителя, развезти гостей по домам.

– Хорошо.

Он кивнул, послушно отправился в заднюю часть дома, где под лестницей была небольшая комната с квадратным оконцем под самым потолком. В коридоре чуть не столкнулся с девочкой.

– Ой, прости Алиса.

– Ничего, ты меня не задел.

Мгновение он смотрел на нее, потом оглянулся на кухню, где шумная Катарина разговаривала с кем-то по телефону. Афоня присел, чтобы его стереокамеры были на одном уровне с глазами Алисы.

– Тебе нравится рисовать?

– Угу.

– Мне тоже.

– Правда? – девочка удивленно вскинула брови.

– Да. Хочешь покажу?

– Хочу!

Он открыл дверь в свою каморку, зажег свет. Хозяева сюда не заходили – то ли брезговали подсобными помещениями, то ли доверяли андроиду, зная, что он везде поддерживал идеальный порядок. Алиса вошла, обвела взглядом стены комнаты. Опустилась прямо на пол, скрестив ноги – ни стульев, ни табуреток здесь не было.

– Это все ты нарисовал? – спросила тихо.

– Да.

Стены полностью скрывались под ворохом приколотых листов – больших, маленьких, из оберточной бумаги, от каких-то распечаток на хорошей, мелованной, перевернутые на чистую сторону, и совсем мелкие клочки с рваными краями… На них были цветные, карандашные рисунки: дом с красной крышей, солнце, садящееся за горизонт, зеленые деревья, синее озеро. Пушистый черно-белый кот, свернувшийся калачиком на диване.

– Ой, Барсик!

На лицевой панели андроида отобразилась улыбка.

– Можешь взять на память, если нравится.

Девочка посмотрела на него с благодарностью, аккуратно сняла лист бумаги, прижала его к груди. Потом еще долго ходила вдоль стен, не пропуская ни одного рисунка. Где-то в глубине дома послышались голоса: пришли гости.

– Тебя не потеряют? – настороженно спросил Афоня.

– Нет. Включат сетевизор, будут играть в интерактивное шоу. А это ты?

Она показала на картину, в центре которой стоял андроид, окруженный со всех сторон людьми, чьи лица освещались голубоватым сиянием коммуникаторов.

Афоня совсем по-человечески пожал плечами.

– Не знаю. Может я, а может другой, такой же.

Он достал плоскую картонную коробочку, протянул ее Алисе.

– Возьми.

– Что это?

– Цветные карандаши. То, чем я рисую.

– А как же ты?

– У меня есть еще, – он смотрел, с каким благоговением она заглядывает внутрь коробки, – Ты должна слушаться маму. Но рисовать не бойся. Это не разрушает твое сознание.

Девочка потянулась, чмокнула его в пластиковую щеку и выпорхнула из комнаты. По лестнице над Афоней застучали детские башмачки. Он обернулся на картину с голубыми человеческими лицами.

– Разрушает другое.

Встал на зарядку.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить