ВВЕРХ!

Родительское собрание

– Здравствуйте, уважаемые родители! У нас с вами третье собрание в этом году, но если вдруг кто-то забыл – меня зовут Ксения Владимировна.

Она улыбнулась, слегка поклонившись классу.

– На повестке дня несколько серьезных вопросов. И, прежде, чем мы начнем их разбирать, я хотела бы обратить внимание на некоторые бытовые мелочи, – Ксения Владимировна повернулась к третьему ряду, где по традиции рассаживались члены родительского комитета, – У нас, дорогие родители, сломался кулер. Да! Очень прошу кого-нибудь этим заняться, потому что сами понимаете – детишки растут, на переменках бегают, а потом сразу на водопой. И еще один момент: закончились бумажные полотенца. Посмотрите, что там с фондом класса. На полотенца нужно обязательно выделить денежку. Это не для меня делается, и не для школы, а для ваших детей. Ну да вы и сами понимаете.

Она прошла к своему столу, оглянулась на доску, где мелом были написаны даты предстоящих каникул. Раскрыла школьный журнал.

– Так… С формальностями разобрались, теперь к делу! Все вы знаете, что через месяц нам предстоит сдавать государственные проверочные работы. В этом году их будет пять, по каким предметам – я думаю, вы в курсе. Если забыли, чуть позже напомню. Бояться проверочных не надо, ничего нового там не будет. Весь материал на уроках был выдан, так что ваша задача, как родителей, правильно настроить сыновей и дочерей. Чтобы они не тряслись от страха, а нормально, спокойно работали.

Она снова отошла от стола, внимательно оглядела класс, прошла между рядами, словно на уроке.

– Что, Владимир Петрович? Да, я помню, что Машенька много пропустила. Нет, писать все равно придется.

Ксения Владимировна подняла голову и обратилась уже ко всем родителям.

– Никаких причин, кроме болезни, не допускается! Присутствовать должны все. В крайнем случае приносите потом справку от врача и ребенок будет проверочную отрабатывать.

Вернулась к столу, провела пальцем по списку в журнале.

– Раз уж зашел вопрос об успеваемости, сразу хочу обратить внимание на некоторых учащихся. У Ванечки Меньшикова очень плохо с математикой, – посмотрела поверх очков на папу Ванечки, – Надо как-то готовиться. Поднапрячься. А то мы с вами не сдадим. Гена Стрельцов совершенно не работает на уроках биологии! Родители – надо повлиять. Уж не знаю, с чем у него связана нелюбовь к этому предмету, возможно, он считает его ненужным и неинтересным, но писать все равно придется, поэтому не обижайтесь, если что. Василиса Плотникова – очень хорошая, добросовестная девочка, но ей никак не даются правила по русскому языку. Ну что тут можно посоветовать? Зубрите, другого выхода я не вижу. С русским, кстати, у многих сложности. Ребятки, наверное, мало читают дома. Словарный запас слабенький, отсюда и незнакомые слова, в которых мы любим допускать ошибки. Тоже обратите на это внимание, уважаемые родители. А то ведь, не дай бог, случится апокалипсис, так и исчезнет цивилизация, без знаний-то в головах. Тьфу-тьфу-тьфу! Простите, отвлеклась.

Ксения Владимировна отодвинула стул, села.

– Пару слов о дисциплине. В целом класс спокойный, грех жаловаться. Но, как это обычно бывает, есть активные ребятки, которые порой досаждают своей активностью и одноклассникам, да и учителям тоже. Да-да, Елена Викторовна, речь, в первую очередь, о вашем Сашеньке. Вот буквально вчера, на последнем уроке, специально высыпал на пол содержимое точилки для карандашей. Думаете зачем? Да потому что дежурной в этот день была Света Королькова! Не смейтесь, дорогие родители. Оказывается, мальчик так внимание проявляет. Ну? Разве так можно? И это ведь не единичный случай. Фантазия-то у него ого-го, каждый день чего-нибудь новенькое выкидывает. Нет-нет, и не спорьте со мной! С Сашей вам надо серьезно поговорить, иначе поведу к директору.

Ксения Владимировна вдруг замолчала. Опустила голову, сняла очки. Потом тяжело поднялась, скрипнув стулом по бетонному полу. Пошла вдоль рядов, собирая с пустых парт, за которыми никто не сидел, мобильные телефоны. Аккуратно сложила двадцать семь трубок в сумочку, вышла из класса, столкнувшись в коридоре с двумя мужчинами.

– Ох, простите…

Пошла прочь, не оглядываясь.

– Чего это она? – спросил тот, что помоложе, когда учительница скрылась за поворотом.

– А то ты не знаешь? Чудит опять старушка Ксения. Она ведь в бункер попала как раз в тот день, когда ее класс на экскурсию выезжал. Телефоны у ребятишек собрала, чтобы не чудили, и с двумя родителями отправила их на школьном автобусе. Сама-то задержалась, хотела их на такси догнать. Не успела… Сирены, паника. Бункер… Не видела она больше своих ребятишек. Только вот “собрания” несколько раз в год устраивает.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить