ВВЕРХ!

Старая каморка

– Ну вот же, в планировке у вас обозначено помещение! – Аня трясла перед носом риелтора бумажкой, заверенной печатью.

Тот заискивающе улыбался.

– Дом старый, понимаете? В бумагах одно, а на деле… Вот! – перед ними была кирпичная стена с частично обвалившейся штукатуркой, – Да вы не переживайте. Все, что указано в плане, в пределах этой жирной линии, ваше! Можете и перепланировку потом сделать, снести эту стену, если захотите.

Она продолжала с сомнением разглядывать старые кирпичи. Кажется, перегородку поставили давно, гораздо раньше, чем был заверен документ.

– И когда отсюда съехал последний хозяин?

Риелтор опустил глаза, замялся.

– Э-э… Если мне не изменяет память, с конца восьмидесятых тут никто не жил.

– Восьмидесятых?! Господи, да моей маме тогда было столько лет, сколько мне сейчас...

– Но все коммуникации в этом году поменяны, – поторопился добавить продавец недвижимости, – Все-таки центр города. За такие деньги в этом районе квартиру не купишь. Да еще в старинном особняке.

Он посмотрел на часы, переминаясь с ноги на ногу.

– Знаете что, давайте я вам оставлю ключ и вы неспеша все осмотрите. Сверьтесь с бумагами, оцените вид из окна, – снова заискивающе улыбнулся, – А в четверг мы подпишем документы у меня в офисе. Если вы согласитесь, конечно.

Она взяла ключ, проводила взглядом лысенького, низкорослого мужичка.

Дом действительно внушал! Шикарная лестница в парадной, высокие потолки с лепниной, французские окна… Если подрядчик в конце квартала закончит все реставрационные работы так, как обещано, место для жилья будет просто шикарное! В крайнем случае, такую квартиру всегда можно будет продать минимум в два раза дороже.

Но все-таки, что это за помещение, замурованное кирпичной стеной? Любопытство терзало ее, хотя благоразумие нашептывало “не суйся!”. Ага, как же – не суйся… Она потрогала стену. Даже толкнула один кирпич, надеясь, что он сдвинется с места и провалится внутрь, в скрытую каморку. Хоть бы заглянуть, одним глазком…

Снова развернула план. Ну да, помещение два на три, со скошенной внешней стеной. Конечно, если бы не этот чертеж, она бы и не подумала, что здесь что-то может быть. Наглухо замурованная комната, без окон, без дверей, ничем себя не выдавала.

Аня огляделась. “Да ладно!”. В коридоре лежала кувалда. Как будто ее специально кто-то оставил! “Ну что ж, решение я все равно приняла, квартира без пяти минут моя, так что… Он же сам сказал – можно сделать перепланировку”.

Девушка с трудом подняла тяжелый строительный инструмент. Снова опустила, волоком подтащила его к кирпичной стене, стараясь не испачкать брюки и дорогое кашемировое пальто. Собралась духом, и… Удар получился неуклюжий, слабый, да и по высоте едва ли она дотянула до третьего ряда кирпичей. “Ладно!”. Прицелилась получше, размахнулась – кувалда глухо стукнула в стену, выбив из нее несколько кусочков цемента, вверх от места удара поползла трещина, разветвилась, что-то хрустнуло и, едва девушка успела отскочить подальше, как кирпичная перегородка с жутким грохотом обвалилась. Поднялась туча пыли.

“Вот дура! Представляю, как я буду выглядеть, когда выйду на улицу”. Она уже прикидывала – успеет ли заехать домой, переодеться до того, как ей нужно будет попасть на важную встречу, когда пыль рассеялась. Темный проем с неровными краями разбитых кирпичей манил ее. Аня сделала шаг вперед. Потом еще один, переступила через груду мусора, вошла внутрь. Спохватившись, достала из кармана телефон, включила вспышку в режиме фонарика.

Кажется, обычная комната. Старые обои, какая-то полка, несколько книг. Посмотрела правее. Большая картина. Нет, не картина, просто плакат. Старый советский плакат: символически нарисованная планета, космический корабль. Позади что-то зашуршало. Она резко обернулась, но в этот момент фонарик погас.

– Черт бы тебя побрал… – тряхнула телефон, попыталась снова его включить, но проклятое устройство не реагировало, – Опять замерз, что ли? Да тут и ноля градусов нет!

Опять зашуршало. Свет через разрушенный проем почти не поступал, ближайшее окно за углом, метрах в десяти. Шорох превратился в перестукивание, которое перешло в гул и грохот, словно развалившаяся стена сама собой собиралась обратно. Аня вскрикнула. Внезапно все стихло и комната погрузилась во мрак.

– Нет… Этого не может быть! Бред какой-то!

На ощупь она приблизилась к стене. Какой стене? Ага, вот картина. Значит дальше, правее… Вот угол. Теперь… Кирпичная перегородка стояла на месте, как если бы она и не падала. Только теперь Аня стояла по другую ее сторону, внутри непонятной комнаты.

От страха ее затрясло. Она снова попыталась включить телефон – безрезультатно.

– Эй, кто-нибудь! Я здесь! Эй! Помогите!

Но в здании сейчас никого не было, и она это прекрасно знала. “Я же ее разрушила… Я разрушила ее!”. Бросилась на стену с кулаками, отошла, разбежалась и толкнула ее плечом, надеясь опрокинуть. Треснул дорогой кашемир, но кирпичи не поддавались. Она вдруг почувствовала… Что? Чей-то взгляд на себе? Такое иногда бывает, но где-нибудь на улице, в толпе людей. А здесь, во мраке замкнутого пространства...

Она прижалась спиной к шероховатой поверхности. Облизала пересохшие губы. Прислушалась. Внезапно ей показалось, что во тьме появились две бледные точки. “Может, у меня галлюцинации? От страха?”. Точки приближались, становились ярче, приобретая кроваво-рубиновый оттенок.

– Ты пришла-а-а… – голос был тихий, скорее похожий на шепот.

Щелчок, как палец щелкает о палец. С нескольких сторон вспыхнули огоньки свечей, обычных восковых свечей. Перед Аней стояло нечто. Нет, все-таки человек. Да, человек, только очень, очень старый, похожий на высохшую мумию. Живости ему придавали только глаза, сверкающие красными искорками.

– Кто… – от сухости во рту она закашлялась, – Кто вы?

– О, неважно. Главное, ты пришла. Этот безволосый человечек привел тебя!

– Риелтор? Привел? Зачем? Вы что, с ним сговорились? Что это за дурацкая шутка? – она говорила, и сама понимала, что ее слова похожи на реплики из второсортного фильма ужасов. Да, она словно оказалась внутри глупого ужастика. Но от этого ей не становилось менее страшно.

– Ты поможешь мне, и останешься жива, – он протянул к ней морщинистую руку.

Аня вжалась в стену.

– Чем… помогу?

– Только та, что добровольно войдет в мой чертог, может дать мне свою энергию, открыть портал!

Старик попытался улыбнуться, потом присел на корточки и кривым когтем стал чертить что-то вокруг себя на дощатом полу.

– О-о, нет… – она смотрела на него расширенными от ужаса глазами.

– Я быстро… Всего лишь несколько знаков… А, к черту! – он бросил рисовать, подошел к девушке, – Это все фигня. Антураж, нелепые условности, они ни что не влияют. Сними с себя одежду.

– З-зачем?

– Ну же, девочка, не капризничай. Я много лет ждал возможности покинуть этот мир. Но только во время слияния наших энергетических сущностей откроется портал!

– Раздеваться-то зачем? Энергию можно и в одежде… включить.

Он закрыл на мгновение лицо рукой, застонал.

– Что ж ты такая глупая… Только физическое слияние позволит соединиться нашим энергиям. Давай, не тяни!

Она расстегнула верхнюю пуговицу пальто.

– Куда откроется этот портал?

– В лучший, светлый мир! Я так по нему соскучился, – он мечтательно закатил глаза, – М-м-м… Я уже чувствую его дыхание. Смотри…

В полумраке комнаты засветилось белое пятнышко. Оно пульсировало, и, кажется, медленно росло.

– Портал знает, что скоро будет энергетический всплеск! Раздевайся, иначе я сам сорву с тебя эти тряпки! – старик злобно оскалился.

Аня зашевелилась быстрее, стянула пальто, блузку, расшнуровала ботинки. Он увидел ее обнаженные плечи, огоньки в его глазах загорелись сильнее, белое пятнышко стало расти.

– Хорошо-о… Даже такой маленький набор информации, как ты, смогла бы уже пройти через него. Скоро он станет достаточно большим и для меня. Давай же, иди ко мне!

Она робко приблизилась. Быстро оглянулась назад, на сломанную и самостоятельно собравшуюся стену, за которой был ее мир, с похожими один на другой днями, вечной погоней за материальными ценностями, благополучием, встречами с фальшивыми друзьями. А ведь когда-то и она мечтала… Аня перевела взгляд на советский плакат с космическим кораблем. Она мечтала и о других мирах, путешествиях не только в Турцию или Египет, но о чем-то большем.

Не давая себе опомниться, она оттолкнула неземное существо в сторону, зажмурилась... нырнула в центр белого сияния.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить