ВВЕРХ!

Древняя башня

– Нет, нет, нет! Я туда не полезу! – Женя упиралась ногами и отмахивалась руками, – Славик, я не полезу! Я сказала нет!

Парень улыбался, упрямо тащил ее к мрачному шпилю гордеевского острога.

– Да ну, чего ты, Жень? Прикольно ведь! Вон, смотри – на табличке написано памятник фиг знает какого века. Когда еще будет возможность заползти на такую дуру?

Высоких башен можно найти немало, особенно в западной части России, при монастырях. Да и в Белоруссии, Украине… Но эта отличалась: не причисленная ни к каким религиозным заведениям, она долгое время служила смотровой, сначала при царской тюрьме, а потом и при советской. Говорят, сами казематы были построены много позже стройного шпиля. А кто, когда и зачем возвел башню – история об этом умалчивает. Серый камень, глухие, без единого окна, стены, до самой смотровой площадки, и главное – множество барельефных и вынесенных на консоли фигур. Не многие соборы в Европе, берущие свое начало в темные века инквизиции, могли похвастаться такими жуткими созданиями, запечатленными в камне.

– Ну же! Сейчас хоть туристов нет, не придется на лестнице с ними толкаться.

Сдавшись, девушка позволила втянуть себя в прохладное нутро башни. Вокруг шершавый камень стен, где-то нудно капает вода, под светом старомодных, с нитью накаливания, лампочек вверх убегают крутые ступеньки.

– Ну, Славка, я тебе это припомню…

– Зато будет что дома рассказать.

– Черт меня дернул тебя послушать. Ехали бы сейчас с экскурсией на дальнее озеро, искупались бы, на перекаты посмотрели, шашлыки, все дела… Так нет же – “давай сбежим, Женьк! Давай сами по себе!”.

– Вот вы, бабы, до чего же ворчливый народ. Ну-ка, иди вперед меня.

– Ага, щас! Для этого и юбку короткую надела!

– Иди, иди. Я тебя подстраховывать буду. Можно подумать не видал там чего-то.

– Вот свалимся с верхотуры, и даже помочь некому. Никто и не знает, что мы здесь. Ты хоть одного живого человека на улице видел?

– Неа!

– Замечательно…

Они прошли, как им казалось, половину пути. Точнее сказать было нельзя – никаких надписей на стенах, каждый поворот лестницы похож на предыдущий. Даже в окно не выглянуть.

– А может, не пойдем на самый верх, а? – плаксиво затянула девушка.

– Ну здрасьте. Столько уже отмахали, и вдруг обратно. Дай-ка лучше водички попить, у тебя в рюкзаке бутылка была.

Ближе к финишу повеяло сквознячком. Запыхавшиеся, они вышли на предпоследнюю площадку, подъем с которой начинался под аркой с надписью.

– Что там написано? – Славик прищурился, вглядываясь в буквы.

– “Двое…” – начала читать Женя, – “Двое поднимутся, один… один спустится!”.

Она испытующе посмотрела в глаза своему бойфренду.

– Ну?

– Чего “ну”? Ты думаешь, это древнее предупреждение? Какие-то шутники написали, – он сам нервно усмехнулся, – Да ее и нацарапали-то на современном русском! Идем, последний пролет остался.

Они прошли под аркой, поднялись еще на несколько метров, и оказались на просторной площадке, огороженной видавшим виды ржавым парапетом. Под куполом смотровой гулял ветер, подхватывая пыль, каменную крошку, заигрывая с подолом жениной юбки.

– Вау! Вот это видок, вот это я понимаю… Правда же, а? – Славик медленно поворачивался, обозревая окрестности. Наконец взглянул на Женю.

Девушка стояла у одной из колонн, любовно поглаживая скульптуру какой-то гадины.

– Да, красиво. С какой стороны тебе больше нравится?

Он не раздумывая указал на юг, где простирались бесконечные поля, перемежаемые редким перелеском.

– Щас сфоткаю, – достал мобильник, включил.

Экран смартфона никак не хотел показывать потрясающие виды, словно камеру затянули матовой пленкой.

– На, допей, – Женя протянула Славику бутылку с остатками воды, – Не скоро еще тебе напиться удастся…

– Что? Почему? Да что такое с телефоном… – он поднял взгляд и замер.

Мутной пеленой подернулся не только экран. Весь обзор со смотровой площадки оказался перекрыт невидимым, почти непроницаемым барьером, и даже ветер как будто стих.

– Чо за хрень… – Славик, так и не допив воду, уставился на подругу.

Женя улыбалась, а чудовище, которое она гладила, вдруг зашевелилось. Прижало остроконечные уши, сверкнуло глазами и грациозно соскользнуло со стены на пол. Бутылка выпала из руки Славика, он попятился назад. Женя быстро ухватила его за руку.

– Куда ты? Так и свалиться можно.

Подтянула его ближе к себе, покосилась на ожившего монстра.

– Есть с южной стороны свободные ячейки?

– Е-е-есть… – прорычало создание.

– Мальчику нравится южный вид, – поцеловала бойфренда в губы, погладила нежной ладошкой по щеке, – Прощай, Славик.

Чудовище бросилось на него, вонзая острые когти в грудь. Парень не успел вскрикнуть, он даже не почувствовал боли. На его теле как будто замкнули контакты – мир закрутился в воронку, схлопнулся в одну точку, а потом… Потом он увидел перед собой вечные поля и перелески. Ни пошевелиться, ни вздохнуть, ни закрыть глаз.

– Семь сотен душ-ш-ш… И еще три с-с-сотни пустых ячеек. Корабль не готов, энергии мало…

– Я приведу. Как приводила раньше.

– Ты ус-с-стала, вербовщица.

– Ничего, страж. Я справлюсь. Возвращайся на место.

Чудовище с сомнением зарычало, оскалилось, но послушно прыгнуло на свою колонну и замерло. Мутная пелена рассеялась, открывая смотровую площадку ветру. Башня стояла так же непоколебимо, как и сотни лет назад, окруженная страшными барельефами. Среди них была маленькая фигурка, вырезанная из камня, “украшающая” древнее здание вместе с другими, она смотрела на юг пустыми глазницами со стены мрачного шпиля гордеевского острога.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить